2008 Naison Group
free counters


Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

SpyLOG


ИЗ ГЛУБИНЫ СТОЛЕТИЙ

Самое раннее достоверно установленное письменное упоминание о Душанбе относится к первой четверти XVII века. Балхский учёный-энциклопедист Махмуд ибн Вали в своём труде "Бахр аллараффи манакиб ал-ахайар" ("Море тайн относительно доблестей благородных") описывает Душанбе и его окрестности, а также флору и фауну этого края.
В декабре 1676 года хан Балха Субханкул Баходур в письме русскому царю Фёдору Алексеевичу также упоминает о населенном пункте, именуемым Душанбе. "Перед опорами нашей все возрастающей державы открыты и другие страны, не входящие в состав нашей богохранимой страны, - отмечалось в послании. - Нам покоряются области Каратегин, Хисор, Душанбе, Сешанбе, Дехи-Ноу, Чарджуй… и шагу с пути повиновения и покорности свернуть не смеют". Кстати, по всем канонам исторической науки, за основу летоисчисления городов всегда берутся письменные источники, в которых они упоминаются. Именно таким образом было установлено летоисчисление древнейших городов планеты - Самарканда, Бухары, Истаравшана, Рима, Афин, Новгорода, Александрии и др. Поэтому, основывая свои аргументы на историческом императиве, у нас есть все основания полагать, что Душанбе, по крайней мере, не менее 400 лет.
Но, как мы теперь знаем, его действительная история началась задолго до вышеприведенных посланий. Ещё задолго до того, как Душанбе стал нам известен из письменных источников, здесь проживали люди с древнейших времен, и на его месте существовало немало крупных поселений городского типа.
В то же время все эти памятники не были связаны между собой непрерывностью исторического процесса, а это основной фактор при определении древности. Более того, на всех исторических памятниках, в том числе и на Душанбинском городище, археологи не нашли главных компонентов города, характерных для древних Самарканда, Бухары, Истаравшана, Куляба, Худжанда и др. Это - цитадель, местопребывание правителя, Шахристан - аристократическая часть города и Рабад - район ремесленников. Или же эти компоненты есть, но представлены они фрагментарно. Поэтому археологи не теряют надежд, они полны оптимизма доказать, что Душанбе является одним из городов планеты, возраст которого не менее 2400 лет.

На заре своей юности

Как известно, в период создания государства Саманидов в XI веке в Мавераннахре и Хорасане складывается первая большая этнокультурная общность людей, завершившаяся процессом образования таджикского народа. В эпоху государства Саманидов были возрождены важнейшие духовные традиции, и вместе с тем, созданы новые культурные ценности, получившие мировое признание. Это послужило мощным импульсом начала центрально-азиатского Ренессанса - период Возрождения, который определил европейский Ренессанс почти на пять веков. Средневековая таджикская культура обогатила человечество новыми материальными и духовными ценностями. Её представителями являются выдающиеся писатели, поэты, учёные, архитекторы, художники, философы - Абуали ибн Сино (Авиценна), Фирдавси, Рудаки, Хайям, Джами и многие другие. Их деятельность имела глубоко прогрессивное значение и сыграла неоценимую роль в социально-экономическом и культурном развитии всего человечества. После падения государства Саманидов таджикский народ, попав под иго тюркских народов, на целое тысячелетие лишился права иметь собственное государство. Тем не менее, имея огромный интеллектуальный потенциал, он сумел сохранить генофонд своей нации. Именно в те времена творили такие замечательные представители культуры и науки как Руми, Дехлеви, Саади, Хафиз, Худжанди, Васифи, Бинои, Мушфики, Насафи, Дониш и др. Не случайно трудами этих величайших мыслителей восхищались не менее величайшие европейские зарубежные мыслители, такие как Гейне, Пушкин, Шиллер, Золя.
В конце XIX века начал свою литературоведческую и научную деятельность Садриддин Айни, живший в то время в Бухаре.
В это же время, только в Восточной Бухаре на левом высоком берегу Душанбинки, находилось несколько кишлаков: сам Душанбе, Шохмансур (микрорайон восточнее современного рынка "Шохмансур"), Сары-Ассиё (микрорайон восточнее Медицинского университета им. А. Сино), Гофилабад (микрорайон Государственной филармонии), Миришкор, Ходжамбин-боло и Ходжамбин-поён (микрорайон цементного завода), Карымашкор и Чармгарон (территория ипподрома м Арматурного завода), Заргар (территория западнее Аграрного университета).
Самым большим из этих кишлаков являлся Душанбе, в котором насчитывалось свыше 500 дворов и где проживало 6-8 тысяч человек. С севера он доходил до современной гостиницы "Авесто", с юга - до улицы Шотемура, с востока - до чайханы "Рохат", с запада - до крутого берега Душанбинки. В кишлаке стояла небольшая крепость, в которой располагался военный гарнизон. Каждое утро воины натирали до блеска пять медных пушек, установленных на высоких лафетах у входа в крепость. Сама крепость, имевшая квадратную форму, была построена на крутом берегу справа от нынешнего спуска к мосту по проспекту Исмоили Сомони, примерно там, где сейчас проходит улица Ахрори (бывшая Красноармейская). Каждая сторона стены крепости имела примерно 100-метровую длину и трёх-четырёх метровую высоту. По углам и у ворот крепости возвышались башни. Построенные из сырцового кирпича и просто глины, стены и башни не представляли собой мощного фортификационного укрепления. Вокруг крепости были разброшены глинобитные дома с двускатными камышовыми крышами. Чтобы попасть в Душанбе с западной стороны на реках Лучоб и Душанбинка были построены деревянные мосты, по которым, однако, арбы и телеги проехать не могли. Их переводили вброд по неглубоким порогам рек.
После разрушительного Каратагского землетрясения 8 сентября 1907 года, в результате которого погибли несколько тысяч человек, гиссарский бек Шохимардонкул для обеспечения собственной безопасности вместе с семьёй переселился в Душанбе, где в то время располагалось одно из его амлякдарств. Тем самым, столицей Гиссарского бекства неофициально становится Душанбе. С этого времени его население начало резко возрастать и к 1920 году достигло 14-16 тысяч человек. Последним гиссарским беком являлся Холдорбек, который при приближении частей Красной Армии к Душанбе вместе с бухарским эмиром бежал в Афганистан. По социальному составу население Душанбе состояло в основном из дехкан, торговцев, ремесленников, ростовщиков. В небольшом количестве имелись рабы, слуги, арбакеши. По национальному составу большинство жителей Душанбе являлись таджиками, небольшой удельный вес национальной стратификации составляли узбеки, афганцы, индусы, китайцы, бухарские евреи, иранцы и др. Однако узбекам принадлежала вся административная власть, поскольку они являлись представителями господствующей нации в Бухарском эмирате. Всю полноту административной власти осуществлял гиссарский бек через свой чиновничий аппарат, в который входили амлякдары (правители крупных поселений), ясаулбаши (ведал обслуживанием бека и его чиновников), диванбеги (ведал хозяйством и финансами) и др. В целом чиновничий аппарат бека насчитывал до 200 человек.
Беков на должности назначал своим указом эмир Бухары. Неуверенный в спокойствии и прочности своего положения в Восточной Бухаре, эмир в каждом из бекств держал от нескольких десятков до сотен своих солдат (сарбазов). В Душанбе их численность составляла до 30 человек, не считая оркестра. Кроме того, большой гарнизон, до 200 воинов, был расквартирован в Гиссаре.
Душанбинский амлякдар по иерархии подчинялся гиссарскому беку. Последним душанбинским амлякдаром был Элджан, одновременно занимавший должность заместителя гиссарского бека. В чиновничий аппарат амлякдара входили два арбоба - представители исполнительной власти, шесть дарга - ведали сбором налогов, миршаб - полицмейстер. Душанбе делился на 12 гузаров, которыми управляли аксакалы, должность последних была выборной. Судебную власть представлял кази.
Существовали и другие многочисленные административные должности, представители которых кормились за счёт многочисленных налогов, собираемых с низших слоёв общества. Ну, а для тех, кто отказывался платить налоги в силу различных объективных причин, или высказывал своё недовольство существовавшими порядками, или нарушал законы шариата и адата, того бросали в зиндан (подземную тюрьму), который находился недалеко от душанбинской крепости.
Исполнение наказаний для провинившихся и преступников происходило на базарной площади. Здесь их в базарные дни, по воскресеньям и средам, подвергали телесным экзекуциям. На базарной площади также была установлена виселица для тех, кто был приговорён к смертной казни.
Издали Душанбе привлекал великолепными фруктовыми садами и вековыми чинарами, под которыми располагались чайханы, опиекурильни ("кукнорхона"), устраивались азартные игры - бои перепёлок ("бедонабози") и куропаток ("кавкбози"). Вокруг Душанбе располагались небольшие поля, засеянные овощами, злаковыми культурами и хлопком. За полями лежала безжизненно голая равнина. В камышовых зарослях рек Душанбинки и Кофарнихон водились в немалых количествах шакалы, кабаны, дикобразы, фазаны, лисы, зайцы, змеи. В самих реках имелась промысловая рыба - маринка, лжеосман, усач и даже форель. К сожалению, двух последних видов рыб к настоящему времени не сохранилось.
Сами душанбинцы славились не только как прекрасные садоводы и производители сельскохозяйственных культур, но и как великолепные мастера различных ремесленных производств. Они выделывали прекрасные хлопчатобумажные и шелковые ткани, производили сельскохозяйственные орудия, изготавливали серебряные и золотые украшения, развивали сапожное, кожевенное и швейное ремесло, литейное дело и т.д. Евреи, с разрешения бухарского эмира, в небольшом количестве из винограда и фруктов производили спиртные напитки.
В XIX- начале XX вв. Душанбе посещают многие зарубежные военные чины и учёные - Дж. Вуд, С. Гедин, Лилиенталь, Б.Н. Литвинов, А.П. Федченко, М.А. Маев, И.П. Минаев, В.И. Липский и др. Их записки позволяют нам создать образ политической и социально-экономической жизни Душанбе и сопредельных районов.
Так, русский офицер Б.Н. Литвинов, посетивший эти места в 1894 году, писал, что Душанбе представлял собой "… бедный гиссарский город, раскинувшийся и насчитывающий немного более 500 дворов… Глинобитные сакли и дувалы (заборы) перемешиваются с великолепными фруктовыми садами. Дома крыты, как в кишлаках, двускатной камышовой крышей, в центре же возле полуразрушенной такой же глинобитной крепости дома более чистые, но во всём городе нет ни одной постройки из жженого кирпича".
А вот как, к примеру, описывает Душанбе 1908 года русский профессор-геолог А.В. Нечаев в своей книге "По горной Бухаре": "Это большой городок, с богатым базаром, на левом берегу речки Душанбе-Дарьи. Помещение для нас, гостей, выделили на особом дворе, через который проведён арык. Во дворе выкопан пруд, наполненный грязной водой с гниющими отбросами. Воду из пруда пьют сырую, её также используют для приготовления пищи… Бек имеет высокий бухарский (эмирский) чин - инок (в мирное время - тайный советник Бухарского эмира). Он пригласил нас к себе на ужин. Когда мы направились к нему с визитом, то у ворот его дома нас встретил взвод солдат с оркестром, играющим марш".
Наблюдения зарубежных путешественников весьма занимательны, интересны и, что немаловажно, поучительны. На основе этих и других источников мы продолжим своё повествование.
На рубеже XIX и XX вв. в Душанбе имелось 14 мечетей, в которых одновременно, за исключением одной, функционировали мактабы - начальные мусульманские школы, в которых обучалось свыше 250 детей. Кроме того, при двух мечетях - Мулло Ёкуба и Джами, были открыты медресе - высшие мусульманские школы. Обучались в них, как правило, дети из зажиточных семей. Пять раз в день в определенные часы с минаретов мечетей звучали протяжные голоса муэдзинов, призывавших мусульман к молитве. Обеспечение водой жителей Душанбе и прилегающих кишлаков шло из искусственного канала Хазора, который был проложен от реки Варзоб. Очистка канала проводилась ежегодно после окончания посевной кампании и длилась 15-20 дней. На работы по дренажу канала выходили все жители кишлаков. В преддверии ремонта канала, население запасало воду в прудах, которые имелись во всех дворах. Кроме того, воду также доставляли на вьючном транспорте из Душанбинки. По утрам можно было услышать выкрики "оби дарьё" ("речная вода) - это водоносы снабжали жителей водой, доставленной в бурдюках. В 30-40-е годы прошлого века канал Хазора подвергся реконструкции и расширению. Однако в дальнейшем, с проведением водопроводных линий, потребность в канале Хазора исчезла. В настоящее время, там, где протекал канал, стоят высотные многоквартирные и частные дома, проложены широкие дороги, посажены сады. В то же время небольшая часть канала сохранилась, и он пересекает улицы Амиршоева, Хайяма, проходит восточнее Аграрного университета и по многочисленным рукавам расходится до центра города, где исчезает, расходуя весь запас воды.
Наряду с каналом Хазора существовал канал Шохмансур, который питался водами Кофарнихона и проходил примерно вдоль современной улицы Айни. Имелись ещё несколько небольших каналов и арыков, таких как Гавкуш, Алачабоб и др. В Душанбе главными днями недели являлись воскресенье и среда. Именно в эти дни развёртывалась массовая торговля предметами первой необходимости и услугами. Сюда со всей Восточной Бухары и зарубежных стран стекались купцы и покупатели, для которых были установлены более 300 лавок. Переводчиком здесь служила звонкая монета. На базаре можно было приобрести товары, доставленные из Афганистана, Ирана, Индии, Китая, России, Германии, Англии, Италии: ожерелья, браслеты, конское снаряжение, оружие, сапоги, шёлк, деревянную и керамическую посуду, швейную фурнитуру, различные снадобья, продукты питания и т.д. Крупнейшим покупателем кожевенного сырья являлась немецкая фирма "Дюршмидт", имевшая свою контору в Душанбе. Процветала и работорговля.
Ещё в середине XIX века рабовладение оставалось легитимным гражданским институтом в Средней Азии. Центрами работорговли были Бухара, Самарканд, Карши. Главным источником получения рабов были феодальные войны. После присоединения Туркестана к России рабовладение здесь было запрещено. Однако в Бухарском эмирате, в том числе в Душанбе, оно продолжало культивироваться вплоть до установления советской власти, то есть до начала 20-х годов прошлого столетия. На базарной площади были построены 12 чайхан, где в тени вековых чинар (одну из них, свидетельницу тех далёких времён, стоящую по улице Ниёзи, в нескольких десятках метров от ЦУМа, если идти в сторону рынка "Баракат", можно увидеть и сегодня; вторая, такая же древняя чинара, стоит около Дворца бракосочетания) многочисленные продавцы и покупатели могли перекусить, отдохнуть, поделиться новостями и, что греха таить, наверное, и сплетнями. Ведь известно, оживленная торговля сильнее религиозной и межнациональной вражды: деньги ценятся одинаково, получены ли они от мусульманина, еврея, буддиста или христианина. В пёстрой базарной толчее слышались рассказы о могуществе и культуре заморских стран, об их неслыханных богатствах, о природе, людях, и, конечно же, товарах.
Большой популярностью в чайханах пользовались выступления самодеятельных артистов, которые под аккомпанемент народных инструментов пели и танцевали для торговцев, покупателей, гостей Душанбе, а также на различных торжествах и свадьбах. Когда сгущались сумерки, и на Душанбе опускалась ночная тьма, на базаре зажигался единственный керосиновый фонарь. Предприниматели и покупатели к этому времени расходились по многочисленным караван-сараям и чайханам, где после ужина предавались глубокому сну, с надеждой на благоприятный исход будущего базарного дня.
Первый керосиновый фонарь в Душанбе привёз некий осетин Константин в 1908 году, который с этого времени монополизировал керосиновый рынок, и владел им до установления советской власти, то есть до начала 20-х годов. В это же время в чайханах Душанбе начали широко культивироваться русские самовары. Базарная площадь находилась на месте нынешнего рынка "Баракат". Именно здесь соединялись дороги, дороги, по которым пешком и верхом люди добирались из самых отдалённых мест - из Рашта, Куляба, Вахша, Сарай-Камара (современный Пяндж), Шаартуза, Термеза, Кабула… Поэтому неслучайно, большие базарные дни проходили здесь, поскольку Душанбе занимал стратегически важное положение по сравнению с другими населёнными пунктами. Он, хоть и находился вдали от главных международных торговых путей, тем не менее, являлся средоточием важных транспортных коммуникаций, откуда можно было добраться до любой точки Восточной Бухары, а также попасть, через Анзобский перевал, в Туркестанское генерал-губернаторство, преодолев Пяндж - очутиться в Афганистане и Индии; пройдя Раштскую долину и высокогорный Алай - добраться до Китая; а через Денау - выйти на Бухару и Хиву, а оттуда в Россию.
Годовой оборот душанбинского базара в начале XX века составлял 6 миллионов тилля (бухарская денежная единица, эквивалентна российскому золотому рублю). По тем временам это были огромные деньги. Достаточно сказать, что годовой бюджет Бухарского эмирата составлял 9-10 миллионов тилля, а расходы на армию и закупку оружия - 3 миллиона тилля. Всего же за год налоговые поступления в подземные хранилища бухарского эмира со всех его владений составляли 30 миллионов тилля. Располагая таким внушительным финансовым оборотом, Душанбе в конкурентной борьбе одерживает верх над всеми населенными пунктами региона и становится главным торговым центром Восточной Бухары. Не случайно, основным показателем экономического роста городов на Востоке служили базары. По ним можно было определить средний жизненный уровень населения, его образованность, богатство, разнообразие духовных запросов и интересов, мастерство ремесленников, развития скотоводства и земледелия.
Первая мировая война тяжким бременем легла на плечи не только трудового народа Центральной России, но и её колониальных окраин, ухудшив и без того их тяжёлое материальное положение. Было введено нормированное распределение продовольствия и промышленных товаров. Рабочие и их семьи голодали. Повышались цены. Были увеличены налоги с населения. Многие дехканские хозяйства остались без рабочей и тягловой силы, так как лошадей забирали на фронт. Урожаи снизились. Власти отбирали у дехкан продовольствие для армии, оставляя им самим крохи. Весной 1916 года по всему Туркестану прокатилась волна "голодных бунтов", в которых приняли активное участие и женщины.
Но самым мощным волнением было восстание 1916 года, которое охватило практически всю Среднюю Азию. Основной причиной восстания явился указ российского царя Николая II от 25 июня 1916 года о наборе на работу в тылу действующей армии 400 тысяч человек из коренного населения Бухарского эмирата, Хивинского ханства и Туркестана. Мобилизации подлежало мужское население местных национальностей в возрасте от 19 до 43 лет.
4 июля 1916 года первыми начали восстание жители Худжанда. Вскоре поднялись на защиту своих прав против колониального режима народы всей Средней Азии, в том числе и в Бухарском эмирате. Основной причиной восстания послужил сбор военного налога, при котором администрацией бухарского эмира допускались большие злоупотребления.
Восстание 1916 года в Средней Азии было жестоко подавлено царизмом и было результатом проявления общероссийского кризиса, вызванного первой мировой войной. По всей России началось брожение, которое, вылившись в Февральскую революцию 1917 года, свергло царский режим.

[На главную]  [К меню]
1 2 3