2008 Naison Group
free counters


Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

SpyLOG

Д. Тошматов  'Балерина', 

D.Toshmatov  'Ballerina', 2000 Д. Абдусаматов  'Музыканаты', гобелен, 

D.Abdusamatov  'Musicians', gobelin, 1975

М.Насырова  'Натюрморт', батик, 

M.Nasirova  'Still life', batik, 2000

Р. Батуралиев  'Материнство', флорентийская мозаика, 

R.Baturaliev  'Maternity', florentine mosaic, 1999
 В.Одинаев одинаково свободно чувствует себя в любых жанрах: портрете, пейзаже, тематических композициях. Он - мастер, способный от камерного, лирического образа перейти к широким обобщениям, требующим, помимо понятия о пространстве и изобретательности мышления в конкретной архитектурной среде. Присущие В.Одинаеву изобретательность и выдумка основаны на чисто декоративном понимании формы, столь характерном для классического искусства Средней Азии. В этом плане легко объясним его интерес к цветовому решению пластической формы, яркое звучание которой способствует выразительности композиции. Особое внимание им придается разработке пространства внутри скульптуры, ставшего наряду с объемом и массой весьма значимым компонентом художественного образа 80-х гг. XX в. В его творчестве передана одна из важных особенностей искусства Востока, когда при внешней статике объем заключает в себе беспрерывную, пульсирующую динамику линий.
Тяготение к прикладной тематике - характерная черта скульптуры 80-х гг. Станковая пластика все больше становилась самоценным произведением в определенной среде архитектурного или ландшафтного характера. Ярким примеров тому может служить парковая скульптура Н. Хакимова, украсившая многие уголки Душанбе. А. Кадыров пробовал работать в разных жанрах, искусно варьируя традиционные мотивы. Художник способен весьма изобретательно претворять классические мотивы восточной культуры в остросовременный образ. Таковы его композиции, навеянные темами народного театра или природой страны.
И.Иванов, А.Сафаров стремились обогатить свою содержательную и пластическую палитру разнообразием фактуры и введением цвета в композиции. Традиции мелкой пластики, выразительность которых основана на экспрессии, смог по-своему претворить в работах из известняка У.Раджабов, а силуэтный рисунок его перекликается с японским нецке.

Н. Нарзибеков  Витраж 'Зарево', 

N.Narzibekov Stained-Glass Window 'Glow', 2001

К.Нодиров  'История Таджикистана', стенная роспись,

K.Nodirov 'History of Tajikistan', wall paintings, 1999

Творчество А.Бикасиена совершенно по-новому поставило вопрос о значении скульптуры в искусстве Таджикистана. Отрицая традиционный натурализм, он стремится выразить свой новый, оригинальный подход к извечным темам и актуальным проблемам. Именно поэтому его произведения определили одно из перспективных направлений в пластическом искусстве. Для А.Бикасиена, одного из ведущих скульпторов последних лет, весьма важна пластическая форма и жанр притчи, который оказался в силу его личных пристрастий ему весьма близким. Станковая пластика для А. Биксиена всегда оставалась сферой важной деятельности, где можно было бы реализовать различные свои замыслы, в том числе и монументального характера. Его интерес к культуре иранских народов получил достаточно оригинальное воплощение в исторических портретах, выгодно отличающихся от ставших уже привычными официальных памятников своей яркой индивидуальной стилистикой, оригинальным воплощением темы. Мастер много импровизирует на темы древнего искусства Ирана, использует мотивы средневекового Таджикистана. В достаточно статичных композициях динамика достигнута за счет орнамента, прихотливо расстилающегося по гладкой поверхности. Образ Фирдоуси, созданный мастером совместно с С.Курбановым, или конный памятник легендарному Исмоилу Сомони в Курган-Тюбе выгодно отличаются от ставших уже привычными официальных монументов своей яркой индивидуальной стилистикой.
Молодой скульптор Д. Тошматов весьма лаконичен в выборе пластических средств и изобразительном решении темы. У него наблюдается органическое восприятие пластической формы и умение выявить ее особенности в процессе лепки. Конструктивная четкость построения сочетается в его работах с мягкой моделировкой.
В 70 - 80-е гг. творческие поиски художников керамической пластики стали разнообразнее и плодотворнее, весьма значительной оказалась "станковизация" изделий. В ней преобладал стиль декорации, который помогал оживить интерьер и среду. М.Кадырова создает композиции, навеянные памятниками Согда, Бактрии, которые для художницы остаются на протяжении всего ее творчества источником вдохновения. Отдельные ее произведения интересны по тонкому сочетанию керамической фактуры и эмалевых вкраплений.
Искусство 80-х гг. было пронизано духом большой стилистической терпимости. Появляются попытки создать национальный колорит и в среде старых зданий, примером чему может служить широкое использование гобелена и батика в качестве декора. Мастер по гобеленам Д. Абдусаматов сохраняет строгость в выборе средств и уделяет главное внимание чисто классическому решению объемного изображения. В художественных батиках М.Насыровой использование стилистики таджикского искусства вполне закономерно.
На протяжении 90-х гг. XX в. в таджикской культуре ярко прослеживается стремление обратиться к собственным великим духовных традициям. Эта тема культурной и национальной идентичности в процессе формирования новой идейной парадигмы в 90-е гг. в творчестве мастеров становится все существеннее. В различных районах страны возводятся памятники выдающимся деятелям таджикской культуры: А. Лохути ( скульптор Милашевич), М. Турсунзаде в Регаре ( скульптор А. Бикасиен), бюст Б.Гафурова в Душанбе ( скульптор И. Иванов). Художник К.Нодиров создает панно "История Таджикистана" для музея им. Б.Гафурова в г. Худжанде.
В технике флорентийской мозаики продолжает активно работать Р.Батуралиев, которым был оформлен ряд объектов в г. Худжанде. В 1999 г. появляются новые монументальные ансамбли, связанные с празднованием 1100-летия государства Саманидов. В Душанбе был возведен мемориал "Вахдат" (архитектор Б.Зухурдинов, скульптор И. Кербель).
Связь современного витража Таджикистана с культурным прошлым весьма ощутима. Живопись на стекле идеально служила эмблемой духовности как в древности, так и в средневековье, когда понятие красоты было во многом связано с представлениями о свете, лучезарности и божественном величии. Одним из первых Е.Просмушкин начинает работать в технике объемного витража. Цветные блоки его работ в интерьерах Национального Университета, гостиницы "Авеста", Центра стратегических исследований, Трикотажной фабрики в Истравшане придали стенам скульптурные качества: пространственность, рельефность, насыщенный световой поток.
Гармоническое сочетание цветного стекла, его чистота и особая прозрачность позволили другому поколению мастеров витража Н. Нарзибекову и В. Хасанову (Аэропорт, Дом моды "Бону", гостиница "Вахш") придать оформляемому им пространству новую пластическую форму.
Иной аспект образной ценности произведений монументального искусства проявляется в новом направлении - оформлении частных жилых помещений и станковых работах. Азиатское солнце своей мощной световой энергией способно преобразить обыкновенное стекло, сделать его произведением высокого искусства, заставить гореть и сверкать, мерцать и озарять своим светом. Одной из удач последнего времени можно считать декоративный витраж Н. Нарзибекова, украшающий коттедж в Душанбе. Он значительно обогащает пространственную среду, придавая ей особую выразительность.
В Таджикистане живёт и работает около двухсот художников. Парадоксально, но вынужденное затворничество мастеров в период гражданской войны заставило их работать с удвоенной силой, экспериментировать, а прохождение через страдания, национальное примирение и покаяние двух враждующих сторон закалило дух каждого таджикистанца и во многом способствовало формированию национальной идентичности в условиях нового мира с его глобальной динамикой. Никогда раньше современное таджикское искусство не имело такого яркого индивидуального лица, того разнообразия и неистовости, с которыми наперекор всем мученическим ситуациям оно росло и крепло. Максимализм и конфликтность, унаследованные от военной эпохи, как ни странно, не способствовали рождению беспримерной политизации, что ярко прослеживалось в культуре многих стран СНГ сразу после распада СССР.
Древняя культура таджиков стала важным компонентом современной парадигмы развития. Весьма важно, что участие интеллектуалов и творческих мастеров в развитии данной идеи было основано не на государственном заказе, а вызвано неподдельным интересом к собственным национальным корням.
В современном искусстве Таджикистана существуют и ставятся большие проблемы. В нем ясно стремление к сохранению наследия, своей национальной и культурной идентичности, диалогу с культурами других стран и народов.

[На Главную]  [К меню]
1 2 3 4 5 6 7 8