2008 Naison Group
free counters


Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

SpyLOG


УСТНОЕ НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Таджикский фольклор, совершенствуясь в ходе общественного развития, во все времена отражал жизнь, надежды и чаяния народа. Фольклор прошел различные этапы исторического развития. Мифы, аллегорические сказания, легенды, предания, обрядовые песни и религиозные гимны, в которых действуют таинственные волшебные силы, образы Адама и Евы, Ахура-Мазды и Ахримана, Хута и Аджуз, дивов и пери, сказочной птицы Симург и других существ, космические образы - земли и неба, солнца, луны, звезд и планет, явлений природы - молнии и грома, составляют содержание фольклора эпохи первобытного общества.
В рабовладельческий период благодаря развитию трудовой деятельности человека, подъему строительства и ремесел, а также под воздействием освободительной борьбы против нападений кочевников и соседних стран, вторжения греков и арабов, монгольского нашествия, в устном народном творчестве происходят коренные изменения. Большое место в нем начинают занимать идеи героизма, патриотизма, справедливости, товарищества и гуманизма. Возникает героический эпос. К этому периоду относится появление любимых образов народных богатырей - Шерака, Золи Зара, легендарного Рустама.
Наивысший расцвет героического эпоса связан с периодом формирования таджикского народа и возникновением его государственности в 9-10 вв., последующим развитием феодализма. В условиях полной смут феодальной действительности, господства деспотической власти эмиров, бесправия трудовых масс, общественного неравенства, социальных противоречий обогащается и расширяется содержание народных исторических песен, любовной, бытовой и социальной лирики, афористической и дидактической поэзии, сказок и латифа (своеобразный анекдот). Под влиянием новых жизненных условий происходят значительные изменения не только в идейном строе и содержании, но и в системе образов, языке, композиции, тематике устного народного творчества; складываются новые и совершенствуются традиционные жанры таджикского фольклора. Тематика исторических песен закрепляется за конкретными событиями и известными личностями. Так, в цикле песен "Восстание Восе" отображено крестьянское восстание под предводительством Восе, вспыхнувшее в 1888 г. в Бальджуане и направленное против феодального гнета. Персонажи народных сатирических песен, марсия (элегия), рубаи (четверостишия), ашула (песня), бейтов (двустишия) - социально-конкретные человеческие образы: обездоленные труженики, бедные влюбленные, жестокие и лицемерные представители правящего класса.
Если фольклор эпохи первобытного и рабовладельческого строя складывался на древних языках - пехлевийском, согдийском, хорезмийском, бактрийском и других, то фольклор средневековья - на языке дари, отдельных его говорах и диалектах. Поскольку дари считался одним из международных языков Востока, как латинский язык на Западе, таджикский фольклор получил широкое распространение в Средней Азии и за ее пределами, обогатив сокровищницу устного творчества разных народов.
Литературный язык, особенности классической письменной поэзии и прозы оказывали определенное воздействие на устное народное творчество. Таджикский фольклор пополнялся за счет образов, идей, стилевых особенностей произведений классической литературы. Метрика народной поэзии, в основном строящаяся на силлабической основе, под влиянием письменной поэзии частично подчиняется законам аруза (система стихосложения). Бейты, рубаи, мудрые изречения классической таджикской литературы, переходя из уст в уста, обретают вариантность, подобно фольклорным произведениям, и начинают жить по законам устного народного творчества. Так, некоторые афоризмы Саади, рубаи Бобо Тахира и Хайяма, латифа Убайда Закони, газели Хафиза и Хилоли, стихи Ахмада Джами, получившие широкую известность в народе, приобрели черты и особенности фольклора. Многие народные произведения - афоризмы, латифа, лирико-романтические сказания - "Вис и Рамин", "Вамик и Азра", "Ширин и Фархад", "Тахир и Зухра", некоторые героические дастаны (поэмы) - "Шахнаме", "Гурзод", произведения сказочной прозы - "Самаки Айёр", "Бахтиярнаме", "Хотамнаме", сказки "Тысячи и одной ночи" вошли в письменную литературу, а затем вернулись к народу в литературно обработанной форме. Политические, экономические и культурные связи таджиков с соседними народами способствовали обогащению таджикского фольклора образами и сюжетами устных литератур индийцев, арабов, тюрок, евреев, афганцев, монголов, которые принесли с собой образцы своего фольклора. Так, легенда "Юсуф и Зулейха" была заимствована из фольклора древних иудеев, легенда "Лейли и Меджнун" - из раннесредневекового арабского фольклора, эпос "Алпамыш" - из фольклора тюркских народов.
Эти фольклорные произведения, приспособленные к художественному вкусу таджиков, изменили свое содержание и заняли важное место в духовной жизни народов, став составной частью таджикского фольклора. Басни "Калилы и Димны" по своему происхождению относятся к индийскому фольклору. Некоторые сказки "Тысячи и одной ночи" принадлежат фольклору индийцев и арабов. Эти произведения были восприняты таджиками через художественный перевод и литературную обработку.
Позднейшим образцом поэтического эпоса таджикского народа является "Гуругли". Еще в древнем Хорасане был известен дастан "Гурзод" ("Рожденный в могиле"). Образ "сына могилы" нашел отображение в произведениях Наршахи. О "Гуругли" говорится и в литературе 14 в. (образ Авазхона - в творчестве Убайда Закони). Это сказание в конце 15 в. было переложено в поэтическую форму Абдулло Хотифи. Эпос "Гуругли" бытует и ныне под названиями "Гурзод", "Гуругли", "Гурагли", "Гургули". В некоторых районах Зеравшанской и Ферганской долин он исполняется прозой, а на юге Таджикистана и среди дариязычного и части тюркоязычного населения Афганистана его поют на особый лад. Известные сказители "Гуругли" - Хикмат Ризо, Хакназар Кабудов, Раджабали Курбанов - снискали всеобщую популярность. Эпос "Гуругли" занимает достойное место в фольклоре тюркоязычных народов, армян, грузин и народов, говорящих на языке фарси. Подойдя творчески к освоению этого замечательного произведения, каждый народ придал ему собственную национально-самобытную форму, создал свой национальный вариант. Таджикский "Гуругли" отражает патриархальные отношения первобытного строя. Герои его - Гуругли, Аваз, Нурали, Шерали, Хасан, а также мужественные девушки - выступают как воплощение идеи героизма, справделивости, патриотизма, дружбы и товарищества, коллективизма, а женские образы символизируют верность и чистоту любви. Содержание этого произведения пробуждает в слушателях стремление к добрым делам, к борьбе за справедливость и честь. В эпосе "Гуругли" есть и религиозные мотивы. Эта особенность обусловлена влиянием идеологии ислама и реакционного духовенства, ограниченностью мировоззрения некоторых исполнителей произведения. Сравнительно полный вариант таджикского эпоса "Гуругли", насчитывающий 100 тыс. строк, был записан в 40-х годах из уст известного народного певца - гафиза Хикмата Ризо.
Таджикская народная лирика вошла в золотой фонд мировой поэзии. Наиболее популярный ее жанр - рубаи (четверостишия). Они частично распространены на севере Таджикистана, больше - в южных его районах, а также в Иране и Афганистане. в 10 и начале 20 вв. из-за крайне тяжелых жизненных условий, сложившихся в горном Таджикистане, низкого уровня экономики, бедности, притеснений местных правителей многие горцы стали покидать родные места и отправляться на отхожий промысел в города. Это явление, принявшее массовый характер, породило особый цикл народных рубаи - гариби (чужбинные), наполненных социальным содержанием. Образцы народной лирики, в том числе дореволюционные таджикские рубаи, дошли до нас в записи - в баязах (стихотворных альбомах) и в устной традиции. Бейт (двустишие) в основном имеет любовное содержание, исполняется в верховьях Зеравшана. Любовные и социальные мотивы, тонкий юмор и элементы сатиры составляют основу содержания ашула (песня). Ашула (народная песня) - любимый песенный жанр. Она связана с важнейшими жизненными событиями и повседневным бытом, со всей тонкостью и глубиной выражает людские радости и горести, мечты и надежды. Она распространена большей частью в Ферганской долине. Бадеха (шуточный дуэт) бытует в народной поэзии с древних времен. Его исполняли двое - мужчина и женщина. Этот жанр развивался еще в ту давнюю эпоху, когда женщину не ущемляли в правах и она занимала достойное место в обществе. Позднее, в период господства ислама, который ограничивал права женщины, ее роль в дуэте стали исполнять мужчины. В советское время женщины снова стали принимать участие в исполнении бадеха. Теперь бадеха воплощает вдохновение и гордость, свойственные людям нашего времени, отражает развитие науки и культуры, богатство внутреннего мира советского человека. В арабских источниках, в литературе эпохи Саманидов была зафиксирована сатирическая народная песня "Аз Хатлон омадия" ("Из Хатлона ты пришел"), сложенная еще в 725 и направленная против арабских завоевателей. Суруды (песня) - популярный жанр народной лирики, разнообразные по форме и содержанию. Часть сурудов имеет законченный сюжет и напоминают небольшие поэмы. Художественному стилю сурудов присущи отличительные черты. В них широко используется рефрен, который украшает мелодику суруда, и усиливает его эмоциональное воздействие. С помощью рефрена создаются многие лирические, трудовые, обрядовые песни. В сурудах ярко проявляется любовь народа к шутке, смеху, жизнелюбие простых людей, которых не могли сломить самые тяжелые условия жизни. Многие суруды посвящены трагедии любви, разлуке, неверности. Народ создал много песен о смерти - своеобразный реквием о гибели молодежи, детей, вождей народных восстаний, в том числе о Восе - предводителе восстания горных крестьян (1888). Суруды исполняются народными певцами в определенной аудитории с целью развлечь ее, заострить внимание слушателей на том или ином факте личного или общественного значения.
Прозаические жанры устного народного творчества таджиков, как свидетельствуют письменные средневековые источники, складывались на основе древней индоиранской сказочной прозы. Поэтому многие сказочные, легендарные, басенные, анекдотические сюжеты, популярные в таджикском фольклоре, бытуют на всем Востоке. Богатейший прозаический сказочный репертуар таджикского народа содержит главным образом традиционные международны сюжеты. Большинство таджикских сказок о животных, волшебных и социально-бытовых сказок современного репертуара таджиков зафиксировано в международных каталогах. Об этом свидетельствуют материалы многотомного академического "Свода таджикского фольклора" (М., 1981). Жанры латифа (своеобразный анекдот), а также сказки отображают явления повседневной народной жизни и являются наиболее подвижными, развивающимися. Популярнейшие образы таджикских народных латифа - Джуха (8 в.), Афанди (13 в.), Мушфики (16 в.) - распространены и в фольклоре соседних народов. Мировой известностью пользуется образ Афанди. Наряду с этими общими для многих народов Востока юмористическими образами в народных латифа используются и местные образы - ширинца, махаллатинца, руманца, наманганца. Далекие предки таджикского народа, имея в виду пользу сказок для духовного воспитания людей, создали свои народные сказки - "Тысяча сказок", являющиеся одним из источников "Тысяча и одной ночи". В сказках отразились древнейшие представления иранских народов о постоянном противоборстве полярных сил, олицетворенных в Ормузде - боге добра, и Ахримане - боге зла, зло выступает в них в облике кровожадного волка и дива, жестокого падишаха и везира, коварной лисицы, ядовитой змеи и др., а добро предстает в лице сына бедняка, веселого плешивца, дивной пери, мудрой и отважной девушки, находчивых молодцев. Герои сказок пускаются в далекие и опасные странствия, чтобы добыть вещи, от которых зависит спасение жизни людей, терпят лишения и, бывает, стоят на краю гибели, но не отступают. Сказки воспитывают чувство прекрасного, учат доброте, высокой нравственности, трудолюбию. Один из самых древних и сложных жанров фольклора таджиков - чистон (загадка). Насыщенные глубоким общественным и философским содержанием, загадки занимали большое место в древнем фольклоре и использовались в старину даже в дипломатии. Но в средние века загадки постепенно утратили свое знаение и стали принадлежностью детского фольклора. Наиболее распространенные жанры таджикского фольклора - зарбулмасал (пословица) и макол (поговорка). Глубина мысли, лаконичность, образность - характерные черты этих жанров. Старейшие пословицы, записанные еще во времена Александра Македонского (4 в.до н.э.) на бактрийском языке, философичны и носят метафорический характер: "Глубокая река течет бесшумно"; "Трусливый пес громко лает". Таковы же пословицы начала средневековья, которые встречаются в литературе 10 в.: "Ячмень посеешь - ячмень и пожнешь, пшеницу посеешь - пожнешь пшеницу"; "Солнца не закрыть подолом". Пословицы и поговорки, обобщая многовековой жизненный опыт народа, в концентрированной форме выражают народную мудрость и принадлежат к числу постоянно развивающихся жанров таджикского фольклора, основу содержания которого составляют идеи гуманизма, свободолюбия, добра, справедливости, верности и чести.
Творчество народных поэтов Фахри Румони (1840-1914), Мулло Ёра из Ванча (19 в.), Кудрата Шугнани (1824-1914), Карима Девона (конец 19 - начало 20 вв.), начальный период творчества Бобоюнуса Худойдод-заде (1870-1945), Юсуфа Вафо (1882-1945), Саидали Вали-заде (1900-1971) в дореволюционном таджикском фольклоре представляет необычное явление. Тяжелое положение трудового народа, недовольство народа общественными порядками, протест против существовавшего строя - таковы тематика и идейное содержание их стихов. Некоторые из этих поэтов владели грамотой, но важнейшие их произведения, впитав в себя особенности устного народного творчества, распространялись, передаваясь из уст в уста.
Таджикский фольклор прошел большой исторический путь, выработав и закрепив в многовековой традиции свои особые самобытные приемы и средства изображения, систему образов, стилевые и жанровые формы. Романтическая красочность и выпуклость образов, приподнято-яркое гиперболизированное видение предмета изображения составляют одну из важнейших особенностей таджикского фольклора. Истоки этого художественного метода лежат в оптимизме, неистребимом жизнелюбии народа - творца фольклора и его исполнителя.
Фольклор - постоянный спутник литературы. На протяжении всей своей истории литература опиралась на устное народное творчество, заимствовала его художественный опыт, творчески использовала его приемы, образы, изобразительные средства.

[На главную]  [К меню]