2008 Naison Group
free counters


Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

SpyLOG


НАРОДНАЯ МУЗЫКА

Народная музыка таджиков богата и многообразна. В ней отражена жизнь народа, его быт, трудовая деятельность, общественная борьба, обычаи и нравы, его характер и эмоции. По музыкальному мышлению условно ее делят на три стиля: северный (Худжанская область), центральный - кухистони (Гиссар, Куляб, Гарм) и Памирский (Горно-Бадахшанская автономная область). К северному стилю приближается музыкальная культура Бухары и Самарканда и прилегающих к ним районов и областей (Каш-кадарьинская и Сурхандарьинская), имеющих в то же время свои характерные черты. Таджикская народная музыка отличается обширностью жанров: эпические, трудовые, обрядовые (календарные, свадебные, похоронные и др.), лирические песни (называемые песнями условно), а также инструментальная музыка.
Популярным героическим сказанием "Гуругли" представлен народный музыкально-поэтический эпос, пронизанный героикой и высокой гражданственностью. Он бытует в Центральном Таджикистане. Поэтика и музыка его необычайно выразительны; они обладают большой психологической глубиной и эмоциональным диапазоном. В "Гуругли" превосходно сочетается чувственная красота со строгостью исполнения и установившимися канонами стилевых особенностей эпоса. Мелодика "Гуругли" повествовательно-речитативного склада, чередующаяся с песенными эпизодами, развивается в пределах кварты-квинты. Часто образы героев, а также содержание отдельных сцен (сражение воинов, картины свадебного веселья) раскрываются в определенных напевах - лейтмотивах. Исполняется "Гуругли" в специфической горловой манере пения сдавленным звуком.
Песни тесно связаны с темами труда земледельцев и ремесленников. Так, во время молотьбы, медленно погоняя волов по кругу разостланных на току снопов, дехканин пел глубоко печальную, распевную песню "манда" (в северных районах называют "хуп-хуп"). В ней и сетование на тяжкую свою судьбу, и размышление о жизни, и горечь неразделенной любви. Форма "майда" складывается из отдельных, порой не связанных между собой тематически лирических байтов, самых многообразных по содержанию. Диапазон напева ограничен пределами чистой кварты-квинты с минорным ладовым наклонением. Обычно напев состоит из одного построения с подвижно-импровизационной метроритмической тканью. В напеве изобилует нола (характерный нюансированный распев в мелодии), который придает настроение беспредельной тоски. Трудовая деятельность таджиков нашла свое художественное отражение в пастушеских песнях и в песнях домашнего женского труда, например "Ашулаи бофан-да" ("Песня ткачихи").
Широк круг обрядовых песен. Календарные песни сопровождают, например, обряд зазывания и прихода весны (гулгардони, бойчечак, сайри гули лола, нав-руз), некоторые из них сохранились в детской песенной традиции. Дети и подростки гурьбой, напевая дубайты (четверостишия), оканчивающиеся слонами "бопчечак, бон'к'чак". с букетами нодснежнпкои (ирисов, тюльпа-ипв) обходят дома жителей к"шлака. Напев "бойчечак" декламационного склада, ископан на секундовон попевке. В кульминациях - концовках, падающих на слона "бойчечак", появляются интонации выкрика - условии нисходящая секстовая попенка. I) кругу женщин пением "суманак" сопровождается весенний обряд приготовления особого блюда из проросших зерен пшеницы - "суманак" (солод). Навруз (Новый год) приурочивался ко дню весенного равноденствия. В этот день, устраивался сайл - большое народное гуляние в окрестных садах. Веселье сопровождается пением, танцами, играми и развлечениями (борьба, катание на качелях, гадание о будущем урожае и т. д.). В северных районах Таджикистана до недавнего времени существовал древний обряд "сайри гули лола" ("праздник тюльпанов"). Вокруг деревьев, украшенных тюльпанами, организовывалось факельное шествие. При этом мужчинами исполнялись хоровые унисонные песни антифонного склада - "накши калон", "шакши миёна" и "накши хурд". Эти накши исполнились и во времи свадебного поезда. Отголоском древнего представлении об умирающем и воскресающем божестве поля является песня "Ман дог" ("Я горюй") и "Аллохи Дарвози".
В некоторых наиболее засушливых районах Таджикистана бытует обрядовая песня зазынания дождя, называемая "Сусхотун" (в северных районах) и ашаглон (и Кулябской области).
Другой тип обрядовых песен относится к числу семейно-бытоных (по случаю рождения ребенка, свадебные, похоронные). Рождение ребенка оповещают кукольники игрой на сурнае, накора, кайроках и дойре. Специальная песня "Бача, бача, джони бача" исполняется по этому случаю бухарскими созанда. В Кулябской области к рождению ребенка приурочены песни обряда "гахворабандон". На пиршестве по случаю обряда обрезания (хатпасул, зодруз, туи писар) наряду с песнями свадебного цикла исполняются "наът" и "муноджот".
Песни свадьбы вплетаются в "сценарий" обряда, внося в торжество всеобщую радость. Условно они делятся на три группы: песни, исполняемые при бритье головы жениха ("Устои ланги сартарош" - "Хромой мастер-парикмахер"), в иных районах (Кулябская область) - при мытье головы и заплетании кос новобрачной; песни, сопровождающие свадебный поезд молодых ("накши мулло", "ёр-ёр", а на Памире - "шо муборака и т. д.); Иные песни поют на женской половине дома. Это - мухаммасы (банты, в отличие от бейта в поэзии), лирические песни, сопровождаемые танцами под аккомпанемент допры.
Большая эмоциональная насыщенность присуща напевам, связанным со смертью человека. Они делятся на обрядовые, сопутствующие похоронному действу, как садр [(иные названия джахр, санах); на Памире - цикл "фадак) (в Ишкашимском районе называют "фарьёд", в Ванчском - "нола").
Лирическая песня - самый распространенный жанр в таджикской вокальной музыке. В ней раскрываются раздумья по поводу жизненных ситуаций, чувства влюбленных, гражданский пафос в свободолюбивых песнях о Родине, тоска безысходного одиночества, неподдельный юмор. При зтом тематическом многообразии все же главной остается лирико-любовная тема, которая воплощается чаще всего в жанре ашула с поэтическим текстом в форме газели. Лирические песни отличаются мелодической распевностью, с использованием авджей (кульминации). К лирике могут быть отнесены и песни с религиозной тематикой (оят, наът, на Памире - муноджот, мадо). Одной из форм лирической песенности является байт. Его музыкальная структура связана с поэтической. Метроритмика напева импульсивно-импровизационного склада. Отсутствие развернутой широкой мелодической линии "компенсируется" изобилием мелизматических нюансов. Стилистически байты, исполняемые мужчинами, отличны от байтов, исполняемых женщинами. Завершается каждый байт характерной концовкой с возгласим "о - я" или "он". Родственны ему рубоиет, фалаки (Кулябская область. Памир). Заметное место занимают песни женщин (на Памире - даргилмодик или даргилак и булбулик), в т. ч. колыбельная - алла (ни Памире - лалайик).
В религиозный праздник рамазан пели "рабби ман". Разговение особо отмечалось на городских площадях (тамошо) с участием певцов, музыкантов, канатоходцев. Народная музыка таджиков передавалась изустно из поколения в поколение и развивалась как одноголосное творчество. Все богатство народной музыки сосредоточено в напеве, характерные особенности которого находятся в примой зависимости от жанра. Для таджикской музыки характерны диатонические лады, звукоряды которых совпадают со звукорядами натуральных ладов. Лад с увеличенной секундой между II и III ступенями особенно распространен ни Памире и и Кулябской области. Опорным остовом мелодии являются I-IV-V ступени, неупорные звуки подвергаются альтерации. Широко применяются различные мелизмы - форшлаг, глиссандо, а также прием пола, который заключается в опевании одного звука другим, не имеющим точной высоты. Мелодика таджикской народной песни охватывает диапазон от терции до октавы. Увеличение же диапазона происходит ,ча счет опевании крайних звуков и объединения тетра-пента- п гексахордов. Наиболее широким диапазоном п развернутой мелодией обладают песни Северного Таджикистана, близкие по характеру н ладоинтонационному строи" к традиционной классической пссености.
Классическая профессиональная музыка. Истоки таджикской музыкальной культуры уходят в глубь веков. Об этом свидетельствуют археологические и литературные памятники, красочное изысканно-утонченное живописное искусство восточной миниатюры, а также дошедшие до нас трактаты по музыке и весь богатейший арсенал народного и народно-профессионального творчества.
Летопись музыкальной жизни из прошлого таджиков - это и настенные росписи Пенджикента, и терракотовые фигурки музыкантов из Самарканда, и изображения на серебряных блюдах и чашах. Самый ранние из них относятся к 3-2 вв. до н. э.
Каменный фриз из Айртама (близ Термеза), датируемый 1-2 вв. н. э., свидетельствует об ансамблевом исполнительстве. В руках у музыкантов бочкообразный барабан, плекторный лютневый инструмент с четырьмя струнами в арфообразный инструмент. На фрагментах фриза изображены и женщины-исполнительниц и на авлосе (двойная флейта) и кимвалах (медные тарелки).
Более поздние памятники - Пендшикентская живопись (7-8 вв.) - давит уникальный материал по культуре древнего Согда. На одной из росписей представлен ритуальный танец с музыкальный сопровождением: пляшущие полуобнаженные фигуры держат музыкальные инструменты - полукруглы литаврообразный барабан, двусторонний барабанчик и инструмент типа лютни. На другой стене - фигура женщины, играющей на арфе. О высоком музыкальном уровне народов древнего Согда, Бактрии и Хорезма свидетельствуют гимны на "Авесты", воспевающие мифических героев.
О музыкальных инструментах и о месте музыки в жизни средневекового общества дают яркое представление великолепно выполненные миниатюры из старинных рукописей 14-16 вв. Сцены с изображением музыкантов многообразны. Это дворцовые приемы, парадные выезды и военные походы, интимные вечеринки, встречи влюбленных, полные драматизма боевые сражения. В миниатюре из "Шахнаме" с чангом в руках скачет Азаде, сопровождая Бахрома Гура в охоте на ланей.
Чрезвычайно обширные сведения по музыкальной культуре таджиков раскрывают многочисленные трактаты по музыке. Появление первых трактатов по музыке относится ко времени сложении на территории Средней Азии государства Саманидов. В их числе труды выдающихся ученых Фараби (871-950), написавшего "Китоб-ул-мусики-ал-кабир" ("Большой трактат о музыке"), а Ибн Сини (980-1037). Ибн Стшо в своих трактатах немалое место отводил н музыке. Это четвертая часть "Донишнаме" ("Книга знания"), разделы "Китоб-уш-шифо" ("Книга исцеления"). Есть и отдельная книга, посвященная музыке,- "Рисола фил-мусики" ("Трактат о музыке"). Фараби первый назвал терции консонансами, а Ибн Сино показал путь перехода от пифагоровых терций к терциям чистого строя.
Абдуррахмап Джами - выдающийся таджикский поэт и мыслитель 15 в.-- явился создателем известного "Рисолаи мусики" ("Трактат о музыке"). К этому же времени относится появление труда "Конуни илми ва амалии мусики" - "Научные и практические правила (каноны) музыки".
Вершина классического музыкального искусства таджиков - "Шашмаком", который представляет собой классическую профессиональную музыку, одно из разветвлений в системе макомата на Востоке в целом. "Шашмаком" - шесть макомов, объединенных в единый цикл. В разные времена маком бытовал в различном виде. "Дувоздахмаком" ("Двенадцать макомов") был распространен у народов Средней Азии в 11-18 вв. "Шашмаком" сформировался в Бухаре в 18 в. Состоит из макомов: "Бузрук", "Рост", "Наво", "Дугох", "Сегох" и "Ирок". Каждый из них содержит два раздела - инструментальный и вокальный - "Мушкилот" и "Наср". Инструментальный раздел каждого макома состоит из частей: "Тасниф", "Тарджеъ", "Гардун", "Мухаммас", "Сакиль". Но в каждом макоме их мелодическое преломление различно, хотя по своему принципу тематического развития, по построению эти части незначительно отличаются друг от друга. В таких макомах, как "Наво", "Дугох", "Сегох", имеются инструментальные части, характерные только для этих макомов. Это - "Нагмаи Ораз" в макоме "Наво", "Пешрави Дугох" и "Самой Дугох" в макоме "Дугох", "Хафифи Сегох" в макоме "Сегох". С точки зрения интонационной основы определяющим является инструментальный раздел "Тасниф". Его интонационно-мелодический материал используется не только в инструментальных, но отчасти и в вокальных разделах.
В каждой части инструментального раздела макома наличествуют мелодические построения - хона (тематическое зерно данной части) и бозгуй (повторяющаяся часть мелодии), которые играют решающую роль в формообразовании.
Вокальный раздел макомов состоит из шуъбе и делится на две группы. Первая группа шуъбе - "Сарахбор", "Талкин", "Наср"; вторая - "Талкинча", "Кашкарча", "Сокинома" и "Уфар".
Основными музыкальными инструментами, участвующими в исполнении "Шашмакома", являются танбур и дойра. Настройка танбура определяет ладовую основу каждого макома.
Для мелодики макомов характерным является восходяще-нисходящее постепенное движение с преобладанием нисхождения. Скачки встречаются восходящие квартовые, квинтовые и октавные. Последние, как правило, можно наблюдать между построениями. Скачкообразные и постепенные движения находятся в тесной взаимосвязи. В таджикском песнетворчество в целом, в малых и больших формах обычно динамичность скачка уравновешивается мерным постепенным нисходящим движением.
Одной из характерных особенностей мелодии таджикской народной песни является наличие авджа (кульминация). В макомах же эти кульминационные построения значительны по своей выразительности и протяженности. В основе таких авджей лежат попевки, имеющие определенные названия. Наиболее распространенными являются авджи "Турк", "Зебо Пари", "Мухайяр".
Важную роль в тематическом развитии и формообразовании шуъбе играют намуды. Намуд - это определенное мелодическое построение одного шуъбе. Оно может звучать и в другом шуъбе. Названия памудов следующие: "Намуди Уззол", "Намуди Наво", "Намуди Баёт", "Намуди Ушшок" и т. д. Некоторые намуды используются как авджи, например "Намуди Ушшок".

[На главную]  [К меню]
1 2