2008 Naison Group
free counters


Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

SpyLOG


Четвёртым этапом стал фестиваль "Видеоидентичность: Сакральные места Центральной Азии". Отбор работ на фестиваль производился Центрально-азиатским экспертным Советом в г. Алматы. Прошли конкурс и были приглашены на фестиваль следующие кандидаты из Таджикистана:


Акмал Хасанов, "Голос из вечного", 2004. 8 мин.
Сурайё Туйчиева, "Что снится Будде?", 2004. 6 мин. 40 сек.
Алишер Примкулов, "Цветы зла, или о скитаниях вечных и одиночестве", 2004. 15 мин.
Джамшед Холиков и Мухарам Комилова, "Неоновый сон", 2004. 6 мин. 45 сек.

Так что же такое видеоарт.
Дело в том, что нельзя подразумевать под видеоартом всё, что снимается просто видеокамерой. Это неправильно. Видеоарт - это своего рода интеллектуальное развлечение, в котором есть подтекст. Это работы, созданные для зрителя, которые размышляют и в этом находят удовольствие. Главное в видео-арте нести идею новизны, зацепить зрителя своим действием, преодоление какого-либо запрета. Когда с помощью возможностей видеотехники можно показать путь художественной идеи к её воплощению. Движущаяся картинка видео обладает магической властью над эмоциями человека. Видеоарт замечателен ещё и тем, что его можно не только смотреть - в нём можно действовать. Он располагает техническими средствами воздействия, которые сильнее живописи, графики, скульптуры.
Видео-арт можно определить и как искусство, использующее телевизионные технологии, которое, как раз, возникло из протеста против засилья массовой культуры, высшим воплощением которой считается телевещание.
Основатели видеоарта: Нам Чжун Пайк и Вольф Фостель, каждый по-своему, иронизировали над добропорядочными гражданами, усаживающимися каждый вечер отдыхать перед телевизором. Вольф Фостель в 60-е годы устраивал хэппенинги, на которых телевизор забрасывали кремовыми тортами или расстреливали из автоматов. Нам Чжун Пайк, музыкант по образованию, поступал тоньше. Его знаменитая серия видео-Будд стала символом эпохи. К примеру, загадочно улыбаясь, Будда смотрит телевизор, в котором видит себя самого, снимаемого в этот момент камерой, укрепленной напротив. Если зритель встанет позади Будды, то сможет увидеть ещё и себя, и сравнить с Буддой.
Известный художественный критик и писатель Томас МакИвли (США) считает, что видеоарт в историческом смысле слова является продолжением традиций авангардного кино в руках непрофессионалов.
Многоплановое авторское послание зрителю содержат работы таджикской творческой группы.
Так автор фильма "Голос из вечного" рассказывает о мавзолее Хазрати Мавлоно в Таджикистане. О том, как прежде абсолютно чужие люди - паломники, попадая в другое измерение, становятся близкими и открытыми друг другу.
Работа "Что снится Будде?" повествует о гигантской фигуре Будды из раскопок в Аджина-тепе (VII век), которая ныне находится в Национальном музее древностей Таджикистана. Автор пытается утвердить идею толерантности. Таджики, в большинстве своем мусульмане, уважительно относятся к традиции и искусству своих предков, а также к ныне чуждой для них конфессии.
В фильме "Цветы зла, или о скитаниях вечных в одиночестве" стремление индивидуума к свободе, как к физической, так и духовной, зачастую приводит человека к ложному пониманию свободы как таковой, и, находясь в плену собственных заблуждений, человек вынужденно прибегает к ложным путям достижения этой свободы. Для некоторых, таким путем может стать какая-либо нетрадиционная полурелигиозная доктрина, для некоторых - полное отрицание всего окружающего мира, и создание своей собственной реальности, - реальности, созданной с помощью наркотиков.В современном мире, в мире Больших Городов, где человек ежедневно видит огромное количество себе подобных, общается, вступает в контакт, работает, любит и 
умирает, индивидуум, по сути дела остается одиноким и  зачастую  непонятым окружающими его людьми. Стремление к успеху, преобладание материального начала над духовными источниками сил и способностей полностью захватывает и порабощает человека. Общество тотального потребления не приемлет оригинальности и неповторимости личности, скованное сотнями стереотипов и алогичными, подчас абсурдными правилами, общество, миллионоликий Город толкает человека к пропасти одиночества, где он балансирует на грани закона и безумия. Человек в поисках себя и свободы, в стремлении разобраться в окружающем и в себе самом, в попытках найти своё место в движении макрокосмоса разрушается. И такое разрушение неизбежно, потому что нет никого, кто бы направил человека на правильный путь. А если бы нечто подобное и имело бы место, то и в этом случае лишь немногие были бы способны на Изменение. Но человек, как нечто, безусловно, духовное в своем собственном начале всегда испытывает потребность в изменении. И не важно, какого характера будет это изменение. С детства любой средний человек стремится к успеху, в его воображении он становится теле или поп-звездой, успешным бизнесменом, талантливым политиком, и чем меньше у него шансов на исполнение заветной мечты, тем отчаянней ему хочется стать свободным от этих стремлений. И на каком-то отрезке пути человек начинает ошибочно полагать, что потеря всей надежды и является полной свободой. Он начинает оглядываться в поисках средств и инструментов для создания собственной реальности. Кто-то приходит в храм, а кто-то к торговцу наркотиками.
В "Неоновом сне" авторы используют эстетические возможности электронных технологий.
Авторы "Неонового сна" неслучайно обращаются к образу Будды.
Буддизм - самая древняя из трёх мировых религий. Христианство моложе его на пять веков, а ислам - на целых двенадцать столетий.
Более двух с половиной тысяч лет назад о буддизме возвестил людям Шакьямуни ("отшельник из племени шакьев"). Это странствующий проповедник Сиддхарти, прозванный Шакьямуни и назвавший себя Буддой, что означает "просветлённый высшим знанием", "осененный истиной". После бесконечного множества перерождений, накапливая в каждом из них добродетели, 
Будда явился на землю, для того чтобы выполнить спасательную  миссию - указать живым существам избавление от страданий. Буддийское учение говорит о "восьмеричном пути", ведущем к прекращению страданий: это "праведная вера, праведная решимость, праведные слова, праведные дела, праведный образ жизни, праведные стремления, праведные мысли, праведное созерцание". Человек достигает, в конце концов, совершенства и погружается в нирвану. Нирвана - последнее, идеальное состояние, к которому должен стремиться мудрец.
Герой фильма - современный человек. Он словно Будда находится в состоянии нирваны, измученный стрессами, неудовлетворённостью, социальными и политическими проблемами рубежа веков, стремясь хоть на минуту стать самим собой. На самом деле всё обманчиво, как сон.

Таджикский зритель имел счастливый случай посмотреть ретроспективу фестиваля "Видеоидентичность: Сакральные места Центральной Азии" в Культурном Центре "Бактрия" 25 декабря 2004 года.
Вот некоторые отклики о просмотренных работах.
Сабзали Шарипов - заслуженный деятель искусств, народный художник Таджикистана. Фильм Саида Атабекова "Ноев ковчег" (Казахстан) мне импонирует очень сильно, потому что только художник может так мыслить и мастерски преподнести свою идею зрителю. Потомки местного Ноя живут в отравленной среде, связывая собой далёкие легендарные и нынешние времена, являя собой жизнь после потопа.
После просмотра этой работы невольно приходишь к мысли, что видео арт должен иметь свой узкий зрительский круг. Простому зрителю порой сложно воспринимать мироощущение художника. И поэтому поводу мне вспомнилась моя поездка в Германию, когда я увидел на выставке лежащую голову, искусно выполненную художником в виде чучела с изрядно помятым лицом, словно по ней проехала машина, которая смотрит на тебя и хочет о чём-то сказать. И вдруг на какое-то мгновение это чучело оживает, начинает говорить с тобой, подмигивает. Только художник мог таким образом воплотить свою идею.
Что касается работ таджикской группы, хочу пожелать авторам перейти на более высокий профессиональный уровень, чтобы глубже познать себя в этом новом для Таджикистана жанре современного искусства и создавать более совершенные работы.
Омина Усмонова - художник.
Думаю, что тем, кто хочет серьёзно заняться видеоартом, необходимы, прежде всего, хорошая эрудиция, новые идеи, умение заставить зрителя мыслить, понимать авторский замысел.
Пока работы таджикских авторов мозаичны. Для того чтобы смело выйти на мировой уровень и демонстрировать достойные работы нам надо развивать этот жанр современного искусства, поднимать глобальные проблемы.

Примечательно то, что таджикские авторы всё же попытались сделать первые робкие шаги в новое веяние современного искусства для Таджикистана.
Так пожелаем им доброго пути в творческом поиске и новых начинаниях!


Подготовила
Мухарам Комилова



[На главную]
1 2